Почти все студенты СВФУ переходят дистанционку
Информация о загрязнении реки Вилюй пока не подтверждается
В Якутии по факту смерти девочки в больнице заведено уголовное дело
Авикомпания "Якутия" прошла путь длиною в 19 лет
АЛРОСА увеличила добычу алмазов почти на 30 процентов

ИА SakhaNews. «На стволах берез стихи писали, обжигались чаем у костров – так рождалось утро магистрали, зори небывалых городов», - писал талантливый поэт Владимир Мухин (1940-2016), член Союза писателей СССР - о первых годах строительства Нерюнгри.

Увы, именно берёз в будущей столице Южной Якутии как раз и не было. Романтичный образ поэта, изливающего небывалое вдохновение на берестяной грамоте, безусловно, красивый, но реальности – увы! - не соответствующий.

Тайга на каменистых скалах, на уровне 800 метров относительно Охотского моря, на 90 процентов состоит из даурской лиственницы, которая неплохо приспособилась к местным суровым условиям и может на зиму сбрасывать свою хвою. Перед строителями железной дороги и юного города стояла задача максимально сохранить тайгу – такую редкую и бедную на относительно большой высоте, в суровых условиях Крайнего Севера.

Сохраняя вековую тайгу, первостроители сделали героическую попытку разнообразить флору своего нового края за счет кедров, берез и тополей. За березками с суровых нерюнгринских сопок приходилось ездить на равнину, в Алданский район.

«В горкоме партии, с участием специалистов, мы определяли, сколько каких саженцев привозить, и откуда. В наших местах березовых рощ вообще не было. Самые ближние березы мы нашли за Малым Дураем. Если ехать из Нерюнгри, вдоль дороги, с правой стороны на сопке березы росли. Поначалу люди там веники заготавливали для бани. Но мы это дело быстро пресекли, и заготовку веников запретили. Потому что березы мало было, уничтожат, и всё кончится. Березы росли прямо на камнях, они тощие были, диаметр ствола не больше 15 сантиметров. Но высокие. Мы их осторожно выкапывали, в город перевозили и здесь сажали на всех субботниках», – рассказал второй секретарь Нерюнгринского горкома КПСС в 1975–1983 годах, председатель исполкома Нерюнгринского горсовета народных депутатов в 1983-1989 годах, почетный гражданин города Петр Фёдоров.

В сегодняшнем Нерюнгри берёз стало очень много. Прекрасные аллеи растут на улицах Ойунского, Карла Маркса и в других районах города. Но в 70-е годы никто здесь на стволах берёз стихов писать, конечно, не мог.

Зато со следующими строками поэта всё в порядке. Всё так и было: «Слабаки бежали без оглядки, позабыв про длинные рубли. Мы остались. Все у нас в порядке: возмужали, сдюжили, смогли».

Сбылись ли мечты тех, кто ехал сюда в 70-е? Мы спрашивали у многих первостроителей: ехали вы сюда «за туманом и за запахом тайги», или все-таки за деньгами и целевыми вкладами? Честный ответ: за всем одновременно! И потому что глупыми были. И потому что были смелыми! Парадокс восприятия юности в том, что одно другому не мешало!

Конечно, была романтика! Костры и песни под гитару, закопченные чайники над полыхающим огнем, бревна вместо стульев, палатки и чистое звездное небо - это не сказки, это действительно было! И мечты были, и вера в будущее, и оптимизм, и азарт, и много раз потом высмеянный энтузиазм... Всё это было, и всё это до сих пор прекрасно помнят в Нерюнгри…

На «материке», в разных районах большой страны создавались комсомольско-молодежные отряды, в которые старались не брать, кого попало. Существовал отбор, даже конкуренция. Была в этом, конечно, и идеология, но молодежь ехала в Южную Якутию в первую очередь по своему собственному желанию. Испытать себя, найти себя, раскрыться как личности, как специалисту, вырасти профессионально, воспитать в себе характер – что в этом плохого для молодых людей?

Ну, и деньги, конечно, – они тоже были в мыслях. Требовались тысячи, десятки тысяч рабочих рук. Условий не было даже примитивных: никакого комфорта! Стране приходилось придумывать стимулы. Зарплата – 500 рублей (при средней по стране 150). Простой рабочий мог получать тысячу рублей в месяц, и это была очень большая зарплата для того времени (колбаса стоила 2,2 рубля, мясо – 3 рубля за килограмм).

Целевые вклады: три года работы – получи автомобиль. Некоторые ухитрялись получить (а потом продать) не по одному автомобилю. Квартиры на «материке» бронировались. С жильем тогда по всей стране было трудно, а здесь его строили, и люди его получали. Бесплатно.

Но и выдерживали не все. «Слабаки бежали без оглядки, позабыв про длинные рубли». Точнее не скажешь!

«Разные люди приезжали. И настоящие патриоты - люди, которые в буквальном смысле умирали на работе. Два начальника управлений у нас из-за инфарктов скончались. И за длинным рублем тоже многие приезжали. Может быть, свои силы не рассчитали. Думали, деньги здесь лопатой можно грести. А их тоже надо было заработать. Так что да, иногда Нерюнгри напоминал проходной двор. Многие не выдерживали условий, сбегали. На предприятиях в те годы текучка была – от 25 до 42 процентов. Устроился – уволился. Почти каждый второй убегал!», - вспоминает Петр Федоров.

Но в итоге всё получилось! И об этом тоже написал Владимир Мухин.

«И, листая памяти страницы, ты вернешься в молодость свою. Снова будешь радоваться, злиться, проклинать таежный неуют. И встречать тот самый первый поезд, долгожданный – Тында-Беркакит… Счастлив ты, спокойна твоя совесть. И костыль последний в шпалу вбит!»

Олег СОЛОДУХИН.

г. Нерюнгри.

Справка:

Федоров Петр Семенович родился 6 марта 1937 года в Баппагайинском наслеге Вилюйского района Якутской АССР.

Трудовую деятельность начал в 1957 году после окончания Вилюйского педучилища учителем начальных классов в Аллаиховском районе.

В этом же году был выдвинут на комсомольскую работу. Работал инструктором, заведующим школьным отделом, а с 1960 г. – секретарем Аллаиховского райкома ВЛКСМ.

С 1962 по 1964 гг. – на комсомольской работе в ряде северных районов республики.

С 1964 г. - инструктор Томпонского райкома КПСС.

В 1969 г. после окончания Хабаровской высшей партийной школы назначен заведующим организационным отделом, затем вторым секретарем Оймяконского райкома КПСС.

В 1975 г. был избран вторым секретарем Нерюнгринского горкома КПСС.

С 1983 по 1989 гг. - председатель исполкома Нерюнгринского горсовета народных депутатов. Внес значительный вклад в строительство Южно-Якутского территориально-производственного комплекса, уделяя большое внимание решению социальных вопросов.

С 1989 по 1992 гг. – управляющий делами Совета Министров Якутской АССР, затем – глава администрации Хангаласского улуса.

Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Заслуженный работник народного хозяйства РС(Я). Почетный гражданин Вилюйского, Хангаласского и Нерюнгринского районов Якутии.

Поделиться в соцсетях

13.01.2022 02:14 (UTC+9)
Комментарии: 3
000157 13.01.2022 18:08

"...Как молоды мы были,

Как молоды мы были..."


Татьяна 13.01.2022 23:24

Берез много растёт в лесу около Нерюнгри, только в распадках и на южных склонах. И рябины есть и ещё много чего.


Николай Жандармов 14.01.2022 02:51

Пётр Семёнович замечательный человек ,мне довелось с ним работать.Требовательный и очень справедливый,обидно что таких руководителей уже нет в Республике.Времена БАМа и Юятпк рождали таких Мужиков.Как здорово читать его воспоминания и вспоминать свою прекрасную юность в лучшемгороде Нерюнгри


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ