Программа праздничных мероприятий ко Дню государственности Якутии
Айсен Николаев ответит на интересующие якутян вопросы
Роскосмос решил не экономить на лунной программе
Якутского "шамана" все же отправят в психиатрический стационар
Все члены экипажа разбившегося под Хабаровском Ан-26 погибли

ИА SakhaNews. В современной истории СМИ Якутии еще ни разу не было такой молниеносной реакции со стороны государства на одну газетную публикацию, какая последовала на интервью якутского поэта Софрона Осипова, пишущего стихи на русском языке, опубликованное 30 января этого года в газете «Якутск вечерний».

Уже в следующем своем номере «Якутск вечерний» публично извинился за публикацию интервью «Отчего прослыл я скандалистом». А спустя еще некоторое время стало известно, что Софрон Осипов покинул пост главного редактора художественно-публицистического журнала «Полярная звезда», издание которого поддерживается средствами из бюджета республики. И хотя официальная причина называется другая, понятно: чтобы вот так сразу освободить редактора, которому только исполнилось пятьдесят лет, надо было иметь весомую причину. А в первых числах марта Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций (Россвязькомнадзор) вынесла предупреждение республиканскому еженедельному изданию «Якутск вечерний» за "использование СМИ для осуществления экстремистской деятельности". Что же такого экстремистского наговорил Софрон Осипов?

Его интервью, которое он дал, подчеркнем, на следующий же день после своего юбилейного вечера, довольно активно обсуждалось на интернет-форумах, но без особого ажиотажа: на якутских форумах уже стала привычной национальная нетерпимость – крепкие высказывания по этому поводу чаще всего забрасывают в выходные дни, когда администраторы практически не контролируют интернет-аудиторию.

Не вызвала она острой реакции и у местных журналистов, поскольку им с первого взгляда было понятно: Софрона, которого все знают,что называется, понесло, он элементарно не следил за тем, что говорил, расслабился, наверное, как никогда в жизни, и сумбурный поток сознания человека после банкета без профессиональной правки текста в итоге попал на страницы газеты. Понятно, что, если бы прочитал, оно бы в таком виде не вышло. То же, что все-таки появилось на страницах «ЯВ», выглядит действительно оскорбительно по отношению к русским, проживающим ныне в Якутии: поэт, в частности, сказал, что «две большие разницы — русские в Сибири и в центральной части и русские в Якутии. Почему у нас в Якутске такой высокий уровень криминала? Потому что потомки бандитов и убийц, которые остались и осели здесь, и творят все это. Но меня и слушать никто не стал. Когда мы говорим о межнациональных отношениях, нужно разделять. Русские там и русские здесь — две большие разницы». Ну и дальше еще хлеще. Это лишь небольшая цитата из большого пространного интервью, в котором подобного рода мыслей о самом разном, в том числе и о якутском языке, предостаточно.

Публикуя извинение редакции, исполняющий обязанности главного редактора Виталий Обедин сообщил, что «в адрес редакции поступило несколько гневных откликов в адрес поэта от читателей русской и якутской национальностей. Учитывая, что определенную роль в возникновении конфликтной ситуации сыграла сама редакция, от публикации их решено воздержаться». Не трудно представить, что в них было написано. Сама же редакция в лице Виталия Обедина так объяснила появление интервью в явно непотребном виде: «Материал с юбиляром готовился в последний момент, когда уже подходил час сдачи номера. В результате редакция сочла возможным поставить в номер интервью, представляющее собой обработанную расшифровку диктофонной записи, не дождавшись согласования текста с самим Софроном Осиновым. Таким образом, герой публикации был лишен возможности исправить временную и смысловую путаницу в своих словах и устранить их двусмысленное толкование.

Говоря об уголовных наклонностях, поэт имел в виду не своих современников, а тех людей, кто, будучи осужденным за уголовные преступления на ссылку в Якутию, так и не оставлял здесь своих наклонностей.

Редакция могла бы устранить резкие высказывания из текста самостоятельно. Однако после рассуждений о высокой роли поэта, который «в России больше, чем поэт», идущих по тексту, сочла такое вмешательство не соответствующим духу разговора. Позицию же издания в данном случае сочли достаточно четко выраженной словами корреспондента: «Я не соглашусь с вами. Я считаю, что криминал не имеет национальности».

Должны признать: вкупе с отсутствием согласования это было ошибочное решение.

Как ответственный за выпуск номера, приношу свои извинения герою материала и нашим читателям, которых мы невольно оскорбили».

Не умаляя ответственности Софрона Осипова, все-таки хочется подчеркнуть, что от расшифровки диктофонной записи до самого интервью – дистанция огромного размера. Без учета этого получается большой газетный ляп. Но это хорошо понимают теперь и в «Якутске вечернем».

Профессиональная ошибка - да! Но экстремизм?! Чтобы читателям стало понятно, насколько жестким является вынесенное "ЯВ" наказание, поясним, что, если надзорный орган еще раз обнаружит в материалах газеты "проявление экстремизма", это может стать основанием для ее закрытия, то есть в дальнейшем редакция невольно должна чувствовать занесенный над собой меч.

Виталий Обедин, комментируя корреспонденту ИА SakhaNews решение Россвязькомндазора, назвал его чрезмерным и несоизмеримым со степенью вины:

- При публикации мы посчитали редактирование слов Осипова вмешательством, неуместным духу разговора об особой роли поэта в обществе. Возможно, это было нашей ошибкой. За нее мы уже извинились перед читателями, хотя позиция издания по тексту была очевидной - наш корреспондент не соглашался с мнением интервьюируемого.

Предупреждение же Россвязкомнадзора мы намерены оспаривать, поскольку считаем, что основания для такой меры воздействия завышены. Даже не касаясь самого текста (здесь последнее слово должна сказать экспертиза)… нам инкриминируют не много, не мало – экстремизм. При этом, когда мы говорим об экстремизме, мы говорим о «совокупности признаков». То есть, о систематических попытках проталкивать какие-то идеи через СМИ. Это не мои слова, слова старшего научного сотрудника НИИ Генеральной прокуратуры России Алексея Истомина. Получается, мы давно занимались "использованием СМИ для экстремистской деятельности"?

Надо сказать, это уже не первый прецедент в нашей республике, когда надзорный орган выносит несоразмерное по своей строгости решение в отношении печатных изданий. В первый раз оно касалось газеты "Просто Нюрка" в Нерюнгри, которая использовала при оформлении своей публикации сканированное изображение листовки, агитирующей против ввоза иностранной рабочей силы в Южную Якутию. Наши коллеги, оспорили такое решение. Мы намерены сделать то же самое.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
05.03.2009 13:55 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ