Первый российский город достиг необходимого коллективного иммунитета
Огнеборцы потушили пожар в Ботуобинском карьере АЛРОСА
В Якутии главе района отказали в иске о защите деловой репутации
В Якутске сгорел частный жилой дом
СМИ: самолет «Полярных авиалиний» летал с поврежденным двигателем

ПОЛИТИКА НОВАЯ, МЕТОДЫ СТАРЫЕ

Недавно Министерство регионального развития обнародовало новую программу региональной политики, предусматривающую поощрительное финансирование для так называемых прогрессивных регионов, являющихся донорами федерального бюджета и прекращение финансирования сверх меры необходимых социальных выплат, регионов, находящихся в "депрессии", то есть являющихся получателями средств, перераспределяемых из федерального бюджета.

Новая программа, по сути дела, означает отказ от перераспределительной модели. Между тем, все регионы осознали, что выгоднее ничего не делать и получать дотации из центра, чем шевелиться и навлекать на себя внимание финансовых органов. Эта модель зашла в полный тупик и стимулирует лишь падение капиталовложений в "прогрессивные" регионы, бюджетная нагрузка на которые все возрастает и возрастает.

На минувшей неделе стало очевидным и то, что центр решил дополнить экономическую программу новой региональной политики политической надстройкой. В частности, президент подписал в Калининграде на выездном заседании Госсовета указ, инициирующий процесс децентрализации власти, что, согласно нынешним представлениям федерального центра, означает передачу на уровень российских регионов обязательств, финансируемых из федерального бюджета, которые центр по каким-то причинам не хочет или не может выполнять.

Несмотря на то, что этот шаг, безусловно, является крупной победой регионов, руководители которых получают полномочия координировать деятельность территориальных подразделений федеральных министерств, включая "силовиков", новый порядок не только не вызвал удовлетворения, но и лишь обострил ситуацию в отношениях между центром и регионами.

Новые полномочия губернаторов не обеспечены финансами, а, кроме того, губернаторов крайне раздражает то обстоятельство, что В.Путин одновременно не отменил реформу местного самоуправления, лишающую глав регионов контроля над органами местного самоуправления, районами. Впрочем, последнее обстоятельство уже можно считать утратившим силу, так как стало известно, что президент согласился заморозить эту реформу до 2008 года, а там, возможно, она и вовсе будет спущена на тормозах.

Вместе с тем, остается еще немало концептуальных и практических проблем, касающихся оптимального переформатирования региональной политики центра.

МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ БЕСПОМОЩНА

Несмотря на некоторые новации в порядке переизбрания губернаторов, (на минувшей неделе Путин подписал приказ, обязывающий представлять ему на выбор несколько кандидатур, которые он утверждает и по которым затем проводится альтернативное голосование в местных легислатурах), тем не менее, линия на урезание федерального статуса губернаторов при расширении региональных полномочий продолжает развиваться. Так, на минувшей неделе в Калмыкии принято решение о переименовании поста президента республики в главу, предполагающее постепенный переход к системе назначения глав регионов и на республиканском уровне.

В финансово-экономической сфере унитаристско-централизаторская идеология дала о себе знать в нежелании центра возвращаться к рациональной системе налогообложения регионов, при которой большая часть налогов должна не перераспределяться централизованно, а оставаться на местах, служить развитию регионов, этого вопроса пока не коснулась и новая программа региональной политики, предложенная Минэкономразвития. Между тем центр продолжает изымать из регионов более 50% собираемых в регионах налогов, делая местные власти беспомощными.

К тому же В.Путин постарался на том же заседании Госсовета окончательно добить регионалов, заявив, что он считает необходимым введение госмонополии на спирт. Эта мера, очевидно, также диктуется желанием обеспечить централизацию доходов в бюджет. Еще более неприятным в этой монополии является то, что она отрицательно сказывается на развитии рынка в целом и на инвестициях, которые нередко обеспечиваются за счет доходов от производства и реализации спиртосодержащих изделий частными корпорациями.

Тот факт, что президент отказался рассматривать любые варианты контроля над качеством таких изделий и, как панацею, предложил монополию, свидетельствует о том, что его интересовали, прежде всего, фискально-финансовая сторона дела, а вовсе не проблемы обеспечения безопасности и здоровья граждан. Все эти противоречия заставляют губернаторов, чувствующих, что центр не в состоянии продолжать старую политику, но и не может добровольно отказаться от своих преимуществ, вырванных у регионов полномочий, усиливать давление на него.

Поэтому, как на заседании Госсовета, так и на региональном саммите глав регионов Поволжья, проведенном министром финансов А.Кудриным, региональная политика стала предметом острой критики и насмешек. Как издевательски высказался президент Татарстана М.Шаймиев, подчеркивая бессмысленность попыток путинской команды выстроить свою собственную модель региональной политики, не имеющей аналогов в мире "От чего ушли, к тому и возвращаемся».

Кроме того, на Госсовете губернаторы предложили президенту вернуть и старую практику формирования Совета Федерации из глав регионов. Федеральный центр дал понять, что какие-то шаги будут сделаны и в этом направлении, однако в крайне ограниченном объеме. В частности, председатель Совета Федерации С. Миронов заявил, что они должны принимать участие в заседаниях Совета Федерации дважды в год для обсуждения параметров бюджета и для его принятия. Остается, однако, неясным, что делать, если губернаторская фронда не примет бюджет. Будут ли собирать губернаторов в этом случае в третий, четвертый, десятый раз или снова будут принимать бюджет без них? Или, по мысли Миронова, утверждение бюджета - это некий ритуальный танец, который губернаторы должны исполнить и разъехаться? Все это выглядит крайне странно, если не сказать больше. Губернаторы немедленно отреагировали на эти "уступки", подвергнув инициативу Миронова уничтожающей критике. Четко и ясно сформулировала отрицательное отношение глав регионов к подобному пониманию представительства региональных интересов глава Санкт-петербургской администрации В.Матвиенко.

ГУБЕРНАТОРЫ ИДУТ ВА-БАНК

Позиция губернаторов, их готовность вступать в полемику с центром во многом объясняется и тем обстоятельством, что многие лидеры регионов оказались втянуты в борьбу различных фракций президентского окружения и почувствовали себя безнаказанными, поскольку, лавируя между противоборствующими сегментами питерской команды, они всегда имеют возможность найти защиту от опасного противника. Часто они даже выполняют "заказы" высокопоставленных покровителей, требующих от них поставить на место того или другого крупного федерального чиновника.

Так, губернатор Нижегородской области Г.Ходырев отказался встречать, как требовалось по этикету, министра финансов А.Кудрина, сославшись на какие-то неотложные дела. Ничего удивительного в этом нет, поскольку переназначение Ходырева полностью зависит от В.Иванова и И.Сечина, и почти никак не зависит от Кудрина.

Ю.Лужков намерен сделать ставку на семигинскую политическую группировку "Патриоты России", которая находится в орбите влияния "питерских чекистов". Московские СМИ уже начали раскрутку этого движения и созданного им теневого народного правительства.

Жесткость выступления санкт-петербургского губернатора В. Матвиенко также объясняется не ее личной смелостью. Просто она чувствует за собой поддержку влиятельных питерских группировок, начавших проявлять заинтересованность в расширении полномочий региональных властей.

ЧТО СТОИТ ЗА УЛЬТИМАТУМОМ ШТЫРОВА?

Последнее пленарное заседание Госсобрания РС(Я) выявило уникальную ситуацию, сложившуюся между руководством республики и ее «главной компании» – «АЛРОСА». Вячеслав Штыров фактически дистанцировался от менеджмента компании, открыто заявив, что «АЛРОСА» не хватает финансовых средств даже на ведение собственного бизнеса, а что, мол, говорить о другом?! Глава крупнейшей алмазодобывающей компании, пожелавший выступить перед якутскими депутатами, обсуждавшими выполнение программы развития нефтегазового комплекса республики, был в итоге поставлен президентом республики в положение мальчика для битья, который якобы несет невесть что. Более того, Вячеслав Штыров потребовал в ультимативной форме, чтобы «АЛРОСА» выкупила акции «Саханефтегаза» у ЮКОСа. Не прошло и суток, как ответ был получен, как и ожидалось, отрицательный. Что же стоит за столь неожиданной позицией президента республики? Потеря страха накануне неизбежно надвигающегося выбора Президентом РФ, кому в дальнейшем возглавлять республику? Ощущение свободы вследствие получения поддержки в окружении российского президента? Обострение борьбы внутри фактически только нарождающейся крупной нефтегазовой отрасли республики? Или выполнение чьего-то «заказа» «поставить на место президента АК «АЛРОСА»? Пока только одни вопросы. Подводя итоги, следует отметить, что перед началом "мертвого" сезона в российской политике сложилась довольно странная ситуация. В стране явно развиваются два кризиса, имеющих тенденцию к наложению друг на друга - кризис самой правящей команды и кризис региональной политики, в которой во многом отражается разноголосица и внутрикомандные конфликты путинцев. Вместе с тем, пока можно наблюдать появление тенденции к консолидации внутри правящей группы. Не ясно, однако, насколько устойчива эта тенденция, поскольку во многом она носит явно косметический характер. Внутренние конфликты не преодолены.

Дмитрий ПОПОВ

Поделиться в соцсетях

14.07.2005 14:25 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ