Авиация Минобороны за сутки сбросила 377 тонн воды в Якутии
В Якутии потушили лесные пожары на общей площади более 57 тысяч га
Подозреваемого в поджогах лесов задержали в Турции
Африканская чума косит кабанов на Дальнем Востоке
«Сахатранснефтегаз» предупреждает о возможном шуме на Хатынг-Юряхе

Дискуссии на эту тему еще не утихли

Процесс создания конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации не получил всеобщего развития, считает Игорь Дудко , заведующий кафедрой государственного и административного права Мордовского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В своей статье, опубликованной в информационном издании «Регионология» (04.06.2005) он пишет, что из 89 субъектов РФ лишь в одиннадцати действуют конституционные , а в Свердловской области и г. Санкт-Петербурге - уставные суды . Кроме того, в 1993 г. был создан, а в 1994 г. упразднен Конституционный Суд Республики Мордовия . С 1996 по 1998 г. существовала Уставная палата Иркутской области .

Ставились вопросы об упразднении конституционных судов Республики Дагестан и Кабардино-Балкарской Республики. В ряде субъектов продолжаются дискуссии о целесообразности учреждения конституционных (уставных) судов , несмотря на то, что об их создании говорится в основных законах субъектов РФ (1).

По его словам, весьма различными оказались представления региональных законодателей о назначении конституционной юстиции, ее роли в механизме власти субъектов РФ . Свидетельством тому является многообразие форм органов конституционного контроля - конституционный суд (Республика Саха (Якутия), Республика Коми и др.), комитет конституционного надзора (Республика Татарстан, Республика Северная Осетия - Алания), конституционная палата (Республика Адыгея), уставный суд (Свердловская область, г. Санкт-Петербург), уставная палата (Иркутская область), судебная палата (Тюменская область), уставная судебная палата (Алтайский край), согласительная палата края (Ставропольский край).

«Вполне очевидно, что подобное "жанровое" разнообразие органов конституционной юстиции обусловило различия в их полномочиях , что, несомненно, сказалось на юридической природе принимаемых ими актов. Так, например, постановления Конституционной палаты Республики Адыгея имели обязательный характер и подлежали исполнению всеми субъектами на территории республики, а заключения Уставной палаты Иркутской области носили рекомендательный характер».

Противоречивое развитие конституционной юстиции в субъектах РФ автор объясняет «диспозитивностью нормы Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" (ч. 1 ст. 27), определяющей право, но не обязанность учреждать конституционный (уставный) суд субъекта РФ, материальными, финансовыми, кадровыми проблемами, "торможением" процесса федеральным и региональным законодателями, в том числе по причинам политического характера, и др.»

В 1994 г. на парламентских слушаниях на тему "О проблемах соответствия конституций республик, уставов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации" было признано, что конституции и уставы субъектов РФ по ряду основных положений существенно противоречат Конституции Российской Федерации.

К 1 марта 2001 г. Генеральная прокуратура РФ информировала, что в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством были приведены 64 конституции и устава субъектов Российской Федерации (8).

Если, пишет автор, с позиции Конституционного Суда РФ выстроить общую конструкцию полномочий конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, то следует признать, что таковая по сравнению с действующей должна претерпеть существенные изменения в плане "сужения" судебной деятельности. «Так, в частности, вне их компетенции остается контроль за конституционностью договоров субъектов РФ, споры о компетенции между высшими органами государственной власти субъекта РФ; контроль за конституционностью деятельности политических партий, общественных объединений. Исключается также проверка конституционности закона по жалобам о нарушении конституционных прав и свобод граждан. Однозначно вне полномочий органов региональной конституционной юстиции остается и проверка конституционности федеральных законов. И все же компетенция конституционных (уставных) судов не получила должной "завершенности". Это порождает, на наш взгляд, весьма существенную проблему "обязательности" и "окончательности" решений данных судов. Пункт 4 ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" предусматривает, что решения, принятые вне пределов полномочий Конституционных (уставных) судов, могут быть "пересмотрены" другим судом (судом общей юрисдикции, Конституционным Судом РФ), разумеется не в плане инстанционности, а с позиций должной подведомственности. Однако данная ситуация ставит вопрос о создании единой системы конституционных судов в России во главе с Конституционным Судом РФ».

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
30.07.2005 12:47 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ