На Камчатке ситуация с заболеванием COVID-19 благополучная
В Новый год без долгов: АЭБ отменяет пени
Полиция приглашает на службу. Видео
Охотоведы отбили у стаи собак забежавшую в Якутск косулю
В Мирном устанавливаются обстоятельства кровавой трагедии

Осенью этого года Европейский суд по правам человека удовлетворил иск двух нерюнгринцев, требовавших от правительства России компенсировать им разницу между предложенной и реальной ценой на автомобили по выплаченным 15 лет назад целевым чекам! Страсбургское правосудие определило, что за понесенные материальные убытки и связанные с этим моральные страдания истцы совокупно достойны возмещения в сумме около 400 тысяч рублей. В ответ на такой вердикт российское правительство пока хранит молчание. Новенькие «Жигули» девятой модели! О чем еще мог мечтать в конце 80-х простой советский человек? Многие из тех, кто сегодня живет и работает в Якутии, в те годы приехали сюда именно за «Жигулями», которые советская страна обещала продать им по государственной цене. Во многих северных районах была возможность накопить деньги на машину, написав заявление на получение так называемого целевого чека. Максимум в течение пяти лет (по желанию работника) деньги перечислялись с зарплаты на определенный счет, а когда выплачивалась положенная сумма, гражданин приобретал право на получение заявленного автомобиля. Система безотказно действовала вплоть до начала 90-х, когда Советский Союз прекратил свое существование, а новая Россия не была готова выполнять обязательства, данные северянам своим предшественником. Людям, выплатившим целевые вклады, было предложено лишь получить обратно деньги, на которые из-за инфляции зачастую нельзя было не только купить машину, но и колесо на нее. Такой подлости от своей страны граждане не ожидали, и тысячи владельцев автомобильных чеков рано или поздно отправились за справедливостью в суд. Среди них были и отец и дочь Пряжниковы (фамилия героев изменена по их просьбе), тогда проживающие в Усть-Янском районе. Местное правосудие быстро разобралось в проблемах заявителей, и 17 марта 2003 года районный суд удовлетворил иск Пряжниковых, в котором они требовали или выдать им машины («Жигули» 9-й модели), или выплатить суммы, эквивалентные реальной стоимости автомобилей на тот момент. Правительство России, выступавшее ответчиком по данному иску, отказалось признавать решение усть-янских органов Фемиды и апеллировало к Верховному республиканскому правосудию. Однако в конце апреля того же года Верховный суд республики отклонил правительственную апелляцию и признал справедливым решение усть-янского судьи. Таким образом, уже в мае 2003-го решение суда по иску Пряжниковых вступило в законную силу и подлежало исполнению. Но, как это нередко бывает, оно не исполнялось. Так прошел год, определенный Гражданским процессуальным кодексом России для обжалования вердиктов в надзорном порядке, но никто этого не сделал. Тогда, 28 мая 2004 года, Пряжниковы написали заявление в Европейский суд по правам человека. Спустя несколько дней - 9 июня - правительство России попыталось перевести ситуацию в нужное ему русло, снова обратившись в Верховный суд Якутии с иском об отмене принятого более 13 месяцев назад положительного для Пряжниковых решения. И осенью того же года тот же суд удовлетворил иск министерства финансов страны… Таким образом, было признано, что те около 50 тысяч рублей, которые Пряжниковы за два выплаченных целевых чека получили от государства еще в 90-е годы, являются достаточной суммой, не подлежащей пересмотру. В мае 2004-го во французский Страсбург из Усть-Янского района Якутии отправились не только иски Пряжниковых: готовя свои обращения, отец и дочь шли уже по проторенной дорожке. Вскоре они переехали в Нерюнгри, где продолжили активную переписку с европейской Фемидой. За те 2,5 года, которые прошли со времени направления Пряжниковыми иска в Европейский суд по правам человека и до принятия решения по делу, из Франции в Нерюнгри пришло более десятка писем. В них европейский судья информировал нерюнгринских истцов о поступлении в его адрес каждого письма или факса от них и задавал дополнительные вопросы по делу. Различные запросы страсбургский судья адресовал и правительству России, которому было предложено полюбовно решить вопрос с Пряжниковыми. Когда же стало окончательно ясно, что две стороны - нерюнгринские владельцы целевых чеков и государство - договориться не в состоянии, европейская Фемида встала на защиту интересов рядовых граждан. Свое право на компенсацию за неполученные автомобили или деньги Пряжниковы подкрепили ссылками на статью 6 пункт 1 Европейской Конвенции по правам человека и статью №1 протокола 1 той же Конвенции. Из Конвенции по правам человека * Статья 6 пункт 1: «…в установлении гражданских прав и обязанностей каждый имеет право на справедливое (беспристрастное) слушание в установленный период времени…»; * статья 1 протокола №1: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на мирное владение собственностью. Никто не может лишить его собственности, за исключением случаев действия в общественных интересах и на условиях, оговоренных законом и основными принципами международного права». Конечно, чиновники представлявшие в Страсбурге правительство России, знали о существовании этой Конвенции, но свою защиту в Евросуде они строили не на основании международного права. В частности, по мнению Правительства России (ответчика по иску) «…требования (иски) были удовлетворены ошибочно. Соответственно не было нарушения прав заявителей на суд». Но в Страсбурге не стали разбираться, ошиблось ли российское правосудие в отношении Пряжниковых или вердикт по их искам был законен: свое решение суд основывал главным образом на том, что, в соответствии со статьей 376 Гражданского процессуального кодекса России, «срок подачи иска о контрольном пересмотре дела установлен в один год…» А правительство «спало» с 23 апреля 2003 года (дата решения Верховного суда РС(Я) в пользу Пряжниковых) и до 9 июня 2004-го (подача Минфином последнего апелляционного иска). Между этими датами прошло более 13 месяцев, следовательно, все сроки обжалования уже вышли. Кроме того, в решении Страсбургского суда сказано и о том, что «…правительство не дало никаких комментариев по обстоятельствам неисполнения решения…» А в заключение евросудья отметил и следующее: «Суд часто обнаруживал нарушение статьи 6 пункта 1 Конвенции и протокола №1 в гражданских делах, поднимающих вопросы, подобные вопросам данного дела…» Далее в решении дается ссылка еще на три российских дела, ранее рассмотренных Европейским судом по правам человека… Что же касается Пряжниковых, то, согласно решению европейской Фемиды, правительство России теперь должно им за каждый целевой чек выплатить примерно 110 тысяч рублей и по 2 тысячи 400 евро (в пересчете на рубли) каждому за моральные страдания, вызванные неисполнением российского судебного решения! Все налоги и сборы на эти суммы должны быть возмещены проигравшей стороной. Это меньше, чем просили истцы (по 50 тысяч долларов за моральный вред), но все же не так уж и мало, если сравнивать с другими решениями по искам россиян. Правда, окончательно европейский вердикт в силу еще не вступил, но это скорее технический, нежели юридический вопрос: страсбургский судья осведомился у Пряжниковых, согласны ли они с его решением? В ответ россияне отправили письмо во Францию, где поблагодарили судью и полностью согласились с ним. Когда тот получит сообщение из Нерюнгри, то должен будет объявить о вступлении решения в силу. Далее, в течение трех месяцев правительство России обязано выплатить Пряжниковым причитающиеся суммы. В противном случае начнут действовать штрафные санкции за просрочку исполнения решения. Победа двух нерюнгринцев в финансовом споре с российским правительством многим дала надежду на подобное решение их проблем. Но здесь нужно иметь в виду, что путь из Нерюнгри в Страсбургский суд не всегда был устлан цветами: несколько лет назад местный адвокат Константин Польский представлял в Страсбурге интересы клиента, также не согласного с полученной за целевой чек компенсацией. Но тогда иск в Евросуде был проигран, поскольку нерюнгринец предъявлял требования не по своему, а по чужому, купленному по доверенности чеку. И правительство России убедило страсбургское правосудие в том, что сделка с чеком не может быть признана законной. Кроме того, для обращения в Европейский суд по правам человека нужно соблюдать определенные правила. Адвокат Польский по данному вопросу проходил стажировку под руководством иностранных юристов. И вот что он нам рассказал: «Перед обращением в Европейский суд необходимо использовать все возможные внутренние средства защиты в своем государстве, которые могли бы восстановить право, на нарушение которого направлена жалоба. Например, жалоба на обвинительный судебный приговор может быть подана только после того, как пройдены все стадии обжалования обычной судебной процедуры. При этом должны быть соблюдены все процессуально предписанные (предусмотренные законом) сроки. В Европейский суд можно обратиться только в случае соблюдения шестимесячного срока после вынесения решения высшим судебным органом. Этот срок отсчитывается с момента вынесения окончательного постановления в порядке обычной процедуры обжалования. При нарушении этого срока Европейский суд жалобу рассматривать не сможет. Порядок подачи жалобы При нарушении одного из прав, гарантированных Конвенцией или протоколами к ней, при условии, что использованы все возможные внутренние средства защиты в Российском государстве и соблюдены установленные сроки, в секретариат суда отправляется письмо, содержащее информацию: а) краткое содержание жалобы, б) указание прав, гарантированных Конвенцией, которые считаются нарушенными, в) средства защиты, которые использованы в Российском государстве; г) список решений, вынесенных по данному делу официальными властями, с указанием точной даты каждого решения, краткого содержания и указание инстанций, вынесших их. Приложения к письму (ксерокопии документов), которые не возвращаются. На отправленное письмо обязательно ответит секретарь суда и возможно попросит прислать дополнительные документы, сведения, разъяснения по поводу жалобы. Возможно, секретарь укажет на возможные препятствия для того, чтобы жалоба была признана приемлемой. Если из переписки с секретариатом суда станет очевидным, что жалоба может быть зарегистрирована судом, секретариат суда направляет формуляр для того, чтобы представить официальную жалобу. В дальнейшем секретариат суда будет информировать о ходе рассмотрения дела по жалобе. Начальная стадия судебного разбирательства осуществляется в письменной форме. Следовательно, личное участие в Страсбургском суде не является необходимым. Заполнение формуляра является важной стадией начала подачи официальной жалобы. Для того, чтобы жалоба была зарегистрирована, заполнение формуляра требует особой внимательности и грамотного изложения. Вопросы в формуляре указаны по разделам в соответствии со статьями Регламента Европейского суда». (Подробнее о правилах обращения в Европейский суд по правам человека см. на русскоязычном Интернет-сайте WWW.echr.ru). ОТ РЕДАКЦИИ. В ближайшие годы нерюнгринцы с помощью страсбургского правосудия могут преподнести своему правительству еще немало неприятных сюрпризов: известно, что 146 пенсионеров из Нерюнгри в этом году уже обратились в Евросуд с исками о недопустимости продления сроков обжалования по выигранным ими делам, связанным с применением при начислении пенсий повышенного коэффициента 1,7! 64 из них уже получили из Страсбурга ответ о принятии исков к рассмотрению. По некоторым оценкам, если по требованию Пенсионного фонда суды продолжат продлевать давно вышедшие сроки обжалования, в Страсбург из Нерюнгри могут обратиться более десяти тысяч пенсионеров! Кроме доказательств собственной правоты, пожилые истцы требуют от правительства России по 6 тысяч евро компенсации за испорченные нервы и потерянное в судах здоровье… Сергей СУМЧЕНКО.

Поделиться в соцсетях

01.12.2006 17:23 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ