Федеральный информационный портал "SakhaNews"
(Информационное агентство "SakhaNews"/"Саха Новости")

Дата публикации: 28-03-2021 15:11
URL публикации: https://www.1sn.ru/260283.html


Далекое и близкое. Сегодняшним детям этого не понять

…Вот уж таких оригинальных фантиков точно не было в моей обширной коллекции. Об истории их появления я узнала чисто случайно, когда занялась написанием книги и, в частности, главы «Сладкая» жизнь…

В 20-30-ые годы кондитерская фабрика «Красный Октябрь» выпустила серию конфет под общим названием "Карамель Федеративная". На их обертках изображены представители разных национальностей в традиционных костюмах. Советская страна должна была объединить огромные территории и народы, проживающие на них. Для пропаганды активно использовались почтовые марки, спичечные этикетки, фантики от конфет…

«СЛАДКАЯ» ЖИЗНЬ

В небольшую жестяную коробочку я с некоторых пор стала складывать одну за другой шоколадные конфеты, которыми меня угощали. Упрямо, несмотря на великое искушение и подшучивания домашних, не притрагивалась к сладостям, копила их несколько месяцев. Думала, вот заполню ее всю доверху, а потом буду показывать свои сокровища и одаривать ими всех, с кем дружу. Даже мальчишек…

Я терпела изо всех сил, то и дело пересчитывая и подолгу разглядывая красивые фантики «Красной шапочки», «Мишки косолапого», «А, ну-ка отними!», «Маски», «Белочки» и других не менее замечательных шоколадок, батончиков, карамелек. Насладившись видом вкусного клада, прятала заветную коробочку подальше от посторонних глаз.

Сегодняшним детям этого не понять. Нас же тогда сладостями не закармливали. Их попросту не имелось в достаточном количестве, да и деньги уходили на более важные семейные нужды.

Понимая, как трудно родителям, я не обижалась и терпеливо ждала своего «триумфа». К сожалению, ему не суждено было случиться, и виной тому стали мои младшие братишка и сестренка, которых я очень любила, и за чьи проказы мне постоянно попадало от мамы и папы.

Как-то, придя из школы, я наткнулась на подозрительно притихших Сашку и Маринку. Почему-то посреди комнаты, а не в углу, как обычно, стоял черного цвета металлический ящик с игрушками, а вокруг него валялись скомканные разноцветные обертки от МОИХ (!!!) конфет.

Слезы полились из глаз, обида душила, и я в сердцах пнула ящик, сильно ударив при этом ногу. Маринка и Сашка, которым в тот момент было соответственно два года и семь лет, нудно канючили и спирали друг на друга: «Это он…», «Нет, это она…». Мне так хотелось оттаскать их за уши, но мама упредила «расправу», уведя меня на кухню. Прижав к себе, она утешала: «Ты же уже большая, тебе тринадцать лет. Вот получим зарплату и купим тебе любых конфет».

Но я-то знала, что это уже будет не то… Не сокровище…

Маринка и Сашка еще долго потом прятались от меня по углам…

Жившие на соседском крыльце сестры Галя и Люда Луценко частенько угощали нас конфетами. Их папа-летчик много чего привозил из Москвы. И даже волшебное «эскимо». Однажды меня и Сашку сразила новинка – «Барбарис». Казалось, вкуснее нет ничего на свете, ведь его так долго можно было рассасывать. Пока все восторженно разглядывали фантики с бордовыми ягодками, несколько карамелек провалились в щель ступеньки. Братишка потом еще долго их «вылавливал» прутиком. В гостях у Луценко мы впервые попробовали и сказочные по тем временам угощения – пастилу и зефир.

Другой моей подружке Катьке Афанасьевой тоже всегда было чем удивить соседских ребятишек: ее мама делала по праздникам торт «Наполеон» невиданной вкусноты. Добрая Катюха выносила нам попробовать, если гости не все съедали.

Когда мы стали жить чуть лучше, сладостей в доме прибавилось, да и в магазинах выбор стал уже разнообразнее. «Клубника со сливками», «Киевская помадка», «Морские камешки» (изюм в цветной глазури), «Золотой ключик», «Кара-Кум», «Дюшес», «Раковые шейки», карамель «Популярная» (в какао-порошке), «Озеро Рица», «Гусиные лапки», «Трюфели», «Крем-брюле» … На смену самопальным петушкам на палочке, которыми приторговывали цыгане, пришло монпансье в жестяных коробочках. Радовались мы и разноцветным хрустящим леденцам, и вафлям «Артек», и «Гематогену» из аптеки, и даже «аскорбинке», которая так приятно таяла на языке. Еще все любили обыкновенные «подушечки», почему-то прозванные в народе «Дунькина радость».

«Лимонные дольки», козинаки, халва, трехслойный мармелад, фундук в сахарной глазури, всевозможные драже… В самолете дети горстями набирали карамель «Взлет», «Мятную» или «Театральную», и, опасливо оглядываясь на родителей, оправдательно бормотали «чтобы уши не закладывало».

До сих пор помню небольшую столовую недалеко от аэровокзала, в буфете которой всегда продавали так нравившиеся мне конфеты – «Чио-Чио-Сан». Продавец сворачивала маленький бумажный кулёк, и я с трепетом следила за стрелкой весов – хоть бы побольше получилось. А потом бежала домой – угощать…

Из командировки в Кировоград папа однажды привез красивую картонную коробочку, где лежали совсем крошечные шоколадки в настоящих обертках – «Люкс», «Гвардейский», «Сливочный», «Сказки Пушкина» – штук двадцать... Я перебирала их и поверить не могла, что такое может быть. Вот уж подружки обзавидуются! Была у нас, девчонок, привычка хвастать друг перед другом – ленточками, туфельками, шароварами и, конечно же, фантиками, которыми мы обожали меняться. Такая коллекция была у каждой.

Со временем ассортимент сладостей разрастался, менялись вкусовые пристрастия. На первое место в моем «конфетном» списке тогда взлетели бесподобного вкуса ириски «Забава» и «Ледокол». Они и сейчас хранятся в памяти, хотя нигде мне, к сожалению, не попадаются.

А уж как потрясла детвору «сахарная вата», и говорить не стоит. Это было нечто необыкновенное, поэтому авторитет ЦПКиО в наших глазах сразу вырос, ведь именно в парке продавалось воздушное тающее во рту лакомство. Мы еще не знали тогда, как позже «подсядем» на «жвачки». Первыми в Якутске появились «Turbo» и «Donald Duck», сразу ставшие предметом гордости заимевших их счастливчиков.

…Шли годы, и «сладкая» жизнь становилась все разнообразнее – в Советском Союзе умели делать замечательные конфеты. «Грильяж», «Ромашка», «Ласточка», «Василек», «Красный мак», «Буревестник», а уж про шоколад и говорить нечего…

Если сравнивать способы завертки, то мне, конечно, больше нравилось не «в перекрутку», а «в носок». Это выглядело богаче, солиднее. Такая «Ромашка» продавалась только в городе, в маленьком продуктовом магазинчике неподалеку от Зеленого рынка, и в детстве я при случае непременно старалась туда попасть.

Когда пришла пора загранпоездок, помню, знатоки советовали: обязательно набери с собой маленьких шоколадок – на них там большой спрос. Это была очень правильная подсказка… Сладкая «валюта» с милой Аленкой на этикетке всегда пригождалась. И в Польше, и в Болгарии, и в Венгрии…

Попробовав привезенных из-за границы гостинцев, домашние единодушно сходились во мнении, что нашим конфетам равных нет. И в том не было никакого лукавства. Фабрики «Красный Октябрь», имени Крупской, «Бабаевская», «Рот Фронт», Сормовская, Куйбышевская и другие известные в Союзе производства выпускали высококачественную продукцию. О пальмовом масле, стабилизаторах, усилителе вкуса, всяких там E-добавках никто тогда и слыхом не слыхивал.

Нам было просто очень вкусно! И безопасно, что немаловажно (не в пример сегодняшнему дню). Мама обожала «Южную ночь», «Цитрон», «Весну», «Пилот» и «Снежок». А папа, к слову сказать, – печенье «Ручеек» и «Полянка», карамель «Лимонную», «Мечту» и мармелад. Халву он почему-то называл «замазкой».

Мы всегда подшучивали над «слабостями» друг друга, однако неизменно набирали любимый ассортимент в магазине, чтобы порадовать всех. Но особенно – родителей, ведь в их детстве слаще репы, морковки и редко рафинада они ничего не пробовали. Видя, как мы налегаем на сладости, папа возвращал нас в действительность: «А зубы не выпадут?»

Тем не менее конфеты дома не переводились, так как чаевать мы любили. На кухонном подоконнике стояла облупившаяся коричневая эмалированная кастрюлька, где всегда лежали сушки, баранки, крекеры и глазированные пряники. Разливался по кружкам чай и заводилась неспешная беседа о жизни, заботах, проблемах, важных датах…

Счастливый миг единения – всё раскладывалось по полочкам. Кого-то хвалили, кому-то «влетало», планировались общие дела… Мы получали «добро» и поддержку от мудрых родителей, и это было очень важно, ведь глупостей в наших горячих молодых головах хватало.

Для маленькой Анютки у дедушки всегда находилась в кармане особенная конфетка, приводившая ребенка в восторг. Они вообще любили и хорошо понимали друг друга – мой папа и моя дочка.

…Во время учебы в Хабаровской партшколе нашу группу пригласили на экскурсию по кондитерской фабрике. Я с большим интересом слушала, как делаются конфеты «Птичье молоко», от которых сладкоежки тогда просто сходили с ума. Гостям разрешили брать с конвейера на пробу, сколько захотим. Видеть, как шоколадные ручейки заливают сотни проплывающих мимо нас суфле, было нестерпимо…

Очевидно, я захотела слишком много – вечером мне стало дурно. Пострадали и другие слабохарактерные гурманы. Что, впрочем, не помешало нам сделать «патриотический» вывод: у Якутского хлебозавода «Птичье молоко» получалось не в пример вкуснее. Чистая правда! Даже москвичи, приезжая в командировки, непременно набирали помногу гостинцев в подарок родным.

В Риге я впервые попробовала «Коровку» с вареной сгущенкой, и совершенно в нее влюбилась. Во Львове Жанна Аркадьевна Конторских (подруга Бархотки) подарила мне симпатичную коробочку оригинальной формы, в которой на тонкой соломке лежали конфетки в виде куриных яиц. А между ними сидели крошечные птенчики из пуха. Выглядело очень эффектно, и вкус запомнился надолго. Анютка пришла в полный восторг от такой красоты. Да и взрослые удивлялись: надо же…

Были и другие приятные открытия – и вдали от Москвы работали творческие люди. Об этом мы судили, получая посылки из разных городов. Помню, очень удивили соседи-благовещенцы своим ассортиментом – отличным печеньем и конфетами. Знак качества имели многие советские товары. «Сделано в СССР» звучало гордо.

Правда, в годы тотального дефицита шоколадные наборы можно было достать только по блату, но потом и они появились. Вовремя… К врачу, в авиакассу, на экзамены вдруг стало невозможно прийти без скромного знака внимания. Конфеты превратились в разменную монету и остаются ею до сих пор. Высшим шиком также считалось подарить торты «Киевский», «Птичье молоко», на худой конец, «Прагу» – якутяне бегали за ними по всей Москве.

Но поменялись времена, и рынок заполонили импортные сладости. Народ, очумев от такого великолепия, бросился покупать красиво оформленные картонные и жестяные коробки. Правда, вскоре стало ясно, что «их» конфеты не идут ни в какое сравнение с теми классическими советскими «Ассорти», наполненными четырьмя вкуснейшими начинками – конфитюром, жидкой шоколадной, сгущенным молоком и пралине. Натуральные какао бобы, натуральные ингредиенты – что может быть лучше?!

Не претендую на звание знатока высшей пробы, но смею надеяться, что в конфетах понимаю толк – на достойных образцах воспитана. Могу оценить…

Немецкие, на мой взгляд, отдавали воском – будто свечку жуешь. Не впечатлил и знаменитый бельгийский шоколад, хоть красоты оформления ему не занимать. Презенты из Англии, Швейцарии, Австрии оказались невыразительными и понравились только своей шикарной упаковкой. В Китае вообще сладости, скажем мягко, печальные. Турецкие – на любителя…

Впрочем, за весь импорт говорить не берусь. Безусловно, есть и хорошая продукция. Возможно, она до наших прилавков не доходит… А от того, что доходит, лично я удовольствия не получаю, кроме, разве что, эстетического – отличное оформление у буржуинов. А вот вкусовые рецепторы не обманешь. Да и есть, с чем сравнивать.

Наши кондитеры (говорю о тех, кто не поступился принципами в угоду легкой прибыли) никогда не стояли на месте в поисках нового содержания и формы своих сладких фантазий. Вспомните медальки, бутылочки, машинки, животных и т.д. С начинками и без. Вспомните так полюбившиеся детворе большие конфеты типа «Гулливера», которого даже на родине Джонатана Свифта не догадались выпускать.

А недавно мне из Тамбова прислали такого же размера «Тамбовского волка». Говорят, у них есть еще и «Тамбовская казначейша». Молодцы! С юмором ребята, да и классику чтят. Вообще пора возвращать былую славу наших конфет, уж больно достали все эти «сникерсы» и «марсы», безвкусные «киндер-сюрпризы» и пр.

Сегодня в витринах дорогих кондитерских – эффектный парад – конфеты ручной работы. Красоты бесподобной, фантазии исключительной. Цена – несъедобная: 1 штука стоит несколько сотен рублей и больше. Лучшие образцы – сродни произведениям искусства. Жаль порушить такое великолепие…

Возьму-ка я лучше свои любимые – «Ромашку» и «Василек». Или «Красный мак», у которого, как шутит муж, «начинка хрустит словно битое стекло» … Эти конфеты – из моего не слишком «сладкого» детства, и по мне – вкуснее их нет ничего. Они родные… Налью чайку, да и уплыву мыслями в те времена, когда каждый леденец, каждая ириска «Ледокола» были для меня и моих маленьких друзей в радость.

Наталия КИМ

Глава из книги Н.Ким "Теплое дыхание холодных зим". Ранее опубликованы: "Берег детства моего", "Добрый свет родного дома", "Тайны» профсоюзной тетради", "8 марта", "Пикник в Санта-Барбаре", "Развесистая клюква, или Золотые ключики от страны Счастья", "Хотелось подвигов и приключений - счастливая незабываемая пора..."